Собачья жизнь в Америке глазами зоозащитника

Я часто пишу о том, почему нельзя покупать собак и кошек в американских
зоомагазинах. Предостерегаю: вам кажется, что, покупая животное, вы его спасаете, вы на самом деле лишь поддерживаете бизнес, построенный на крови. Кричу: вся коммерческая индустрия по производству (иначе и не скажешь) щенков — ничто иное, как самый настоящий собачий концлагерь. Жаль, мне мало кто верит. Я понимаю, это сложно. Вот как, например, поверить, что владельцами таких концлагерей для собак в США часто являются амиши? Да-да, те самые тихие и очень религиозные люди, которые живут так, как две сотни лет назад: без электричества и других достижений современности. Те, к кому так любят ездить туристы за пасторальной картинкой. Те, кто выращивает те самые вкусные помидоры, солят огурцы лучше всех и продают экологически чистые куриные яйца.

Округ Холмс в штате Огайо и графство Ланкастер в Пенсильвании пользуются большой популярностью у туристов по причине самобытности местного населения. Именно здесь живут амиши — члены затворнической религиозной общины с корнями в Германии. Их образ давно и по непонятной причине романтизирован. Интернет полон почти идиллических картинок оттуда: старинные повозки, чепчики, красивые поля, где бородатые мужчины в широкополых шляпах пашут землю плугами на смешных лохматых
лошадях, девочки в старомодных платьях и женщины, лица которых никогда не знали косметики. Эти места славятся замечательными ресторанами, ремесленными магазинами, где можно купить посуду, одежду и многое другое, сделанное руками жителей общины или выращенное на местных фермах. Особенно хорошо тут во время сбора урожая: сенокос, живописные деревья, увешанные яблоками, смех детей и теплое, а не палящее солнце — тут находятся одни из самых живописных мест в США. Правда, самый главный свой урожай, тот, который приносит миллионы долларов в год, члены общины тщательно скрывают от посторонних глаз. Потому что самый главный — это не помидоры и яйца, это не кустарный бизнес, а хорошо отлаженная индустрия на крови.
Это породистые щенки. Щенки, которые рождаются в аду. Щенки, которые рождаются от искалеченных собак. Щенки, родителей которых убивают миллионами — как только животное перестает быть способным размножаться, его безжалостно уничтожают.
Среди зоозащитников у Ланкастера только одна репутация: это не прекрасное место для туризма и жизни, а столица puppy mill (далее — собачьих ферм).

Puppy mill — это индустрия по производству собак. В отличие от ответственных заводчиков, которые придают наибольшее значение получению здорового потомства, puppy mill ставит своей целью только получение прибыли, поэтому разведение собак осуществляется без учета генетики. Это приводит к
появлению животных с неконтролируемыми наследственными дефектами.
Щенки, полученные на puppy mill, как правило, продаются в зоомагазинах. Туда они поставляются через посредников и в возрасте моложе восьми недель. Документы, сопровождающие животное, обычно сфальсифицированы.
Собаки-родители живут не более семи лет, а то и меньше, как правило, их жизнь проходит в антисанитарных условиях. Они размещаются в крошечных клетках с натянутой панцирной сеткой вместо пола, они не лечатся, нередко слепнут и глохнут от инфекций и уничтожаются сразу, как только перестают приносить
потомство. «Это домашний скот! Никакой разницы между собакой и той же коровой нет!», —так ответят вам местные бородатые фермеры, если вы решите возмутиться. Правда, и коровы, и свиньи, и курицы тут живут все-таки в лучших условиях, чем десятки тысяч несчастных собак.

О том, что в этой местности можно купить породистого щенка, на каждом повороте дороги напоминают объявления. Написаны они от руки, и это реклама местной продукции, где вперемешку между медом, яйцами и помидорами то тут, то там написано: щенки ретривера, хаски, ши-тцу… По подсчетам зоозащитников, амиши владеют как минимум 30% от всех puppy mill в стране, а в некоторых местностях (Огайо, Пенсильвания, Индиана) — почти 100%… По самым минимальным подсчетам, скромная по размеру община амишей (около 300 тысяч человек) на разведении щенков в год зарабатывает около четырех миллионов долларов. Не менее двух миллионов собак амиши убивают каждый год. Убивают лишь потому, что собака больше не способна щениться. Шесть, максимум — семь лет ада, и животное получит пулю в голову. Да, по
американским законам, если в питомнике меньше шестидесяти собак, то их
можно расстрелять. Если больше, то должны быть выбраны другие способы
уничтожения. Амиши предпочитают расстрел. Они уничтожают сразу всех отслуживших свое собак, а на их место тут же определяют новых.
Почему же это стало возможным в такой цивилизованной и высокоразвитой стране, как США? Почему собачьи фермы не запрещены по закону?
Удивительно, но факт: такому явлению, как собачья ферма, в США уже больше
пятидесяти лет, но широкая публика в Штатах все еще мало знает об этом. И СМИ вроде трубят, как могут, и зоозащитники работают не покладая рук, и социальные сети и ютуб забиты видео оттуда, а все равно стоит толпа перед клетками со щенками в зоомагазинах, и дети клянчат щеночков, и румяные родители лезут за кошельками. Что это? Равнодушие? Розовые очки или просто нежелание знать? Скорей всего, все вместе. Эта индустрия развилась слишком быстро, чтобы обыватель успел отследить все перипетии.

Полная версия статьи:   почему нельзя покупать животных в американских зоомагазинах

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *